Очень странная «королевская битва» в Assassin's Creed: Odyssey 

 

 

В Греции действительно есть всё — даже battle royale.

В нашей реальности Милос — совершенно не примечательный вулканический островок в Эгейском море. Изначально на нём не происходило ничего интересного, а в ходе Пелопонесской войны его и вовсе разорили и разграбили, практически вычеркнув из истории. Об острове никто не вспоминал до тех самых пор, пока французы не нашли среди местных руин знаменитую Венеру Милосскую и не вывезли её в Лувр.

А вот во вселенной Assassin's Creed: Odyssey Милос и близлежащие более мелкие острова — едва ли не самое безумное место на планете. Именно местные жители, согласно лору игры, опередили время и изобрели «королевскую битву» — развлечение, которое их потомки по достоинству оценят лишь в далёком 2017 году.

Устройство государства Панем из цикла «Голодные игры» у многих вызывало вопросы. Практически всё устройство общества и экономики во вселенной Сьюзан Коллинз завязано на регулярном проведении дорогостоящей «королевской битвы» — жители порабощённых провинций собирались на гигантской арене и убивали друг друга. Как минимум, не самый логичный способ предотвращать восстания.

Граждане Милоса зашли в своём увлечении ещё дальше, но уже вообще безо всякой видимой причины. Местные жители ютятся в стенах небольшого городка, а большую часть площади острова переоборудовали под изобретательную арену для «королевской битвы», которую здесь называют «Битвой сотни рук». Тут есть и высокая гора, на которой можно засесть и сталкивать всех с вершины, и заброшенные военные укрепления для «кемпинга», и пещеры, и лужи с какой-то зелёной кислотой. Зрелищный матч обеспечен.

Правда вот зрители вынуждены толпиться за городской стеной, из-за которой толком не увидеть даже того, что происходит прямо перед воротами — а ведь арена поистине огромна. Кто покупает билеты на такое сомнительное развлечение — загадка, а ведь вырученных средств должно хватать на поддержание экономики целого острова, переоборудованного под площадку для античной battle royale.

Правда, для того, чтобы поучаствовать в битве, мне пришлось заплатить круглую сумму в 4500 золотых — возможно, экономика Милоса существует за счёт взносов от 99 несчастных, которым не терпится погибнуть в бою. В любом случае — удивительно.

Мотивация девяноста девяти бойцов тоже неясна. Их, вроде как, никто не заставляет — так зачем они дружно ставят на кон жизнь в лотерее с шансом победить 1 к 99? Ладно ещё культисты Ареса с немыслимым количеством очков здоровья, женщина с ручным медведем, которого почему-то допускают к сражению, и прочие разнообразные «лучшие мечники Спарты» — они могут быть уверены в своей победе. Но ведь большинство участников — самые обычные мобы, которых главный герой убивает с двух-трёх ударов. На что эти бедняги рассчитывают?

И ещё: никого не смущает, что «лучшие воины Греции» массово едут на Милос и гибнут в странном турнире без шансов на выживание? И это во времена, когда в самых масштабных сражениях принимали участие от силы несколько тысяч человек? Или «королевские битвы» — настолько популярное в античной Греции развлечение, что на это просто закрывают глаза?

В результате «Битва сотни рук» никому не приносит ничего хорошего. Ни зрителям, которые не видят, что происходит на арене, ни участникам, которые погибают в невероятных количествах, ни самому игроку. Организаторам, кстати говоря, тоже — но об этом чуть ниже.

«Королевская битва в одиночной игре» — звучит не так уж безнадёжно. Но на практике «Битва сотни рук» превращается в фарс: толпа мобов стремительно самоуничтожается в разных уголках карты, а вы можете или принять участие, или постоять в стороне.

При любом раскладе в живых в результате останутся одни и те же люди: культисты Ареса, женщина с медведем, «лучшие мечники Спарты», хитрые лучники с ядовитыми стрелами и здоровенный мужик с топором. Закончив драться со статистами в своей локации, они остаются на месте и начинают любоваться закатом.

Я выбрал стратегию невмешательства, а потом попытался натравить выживших друг на друга. Если вы когда-нибудь использовали тактику «привлеки внимание врага, а потом убегай от него так, чтобы привести его к другим врагам», то примерно представляете, как прошёл мой матч в местном аналоге battle royale. Если бы такая тактика работала с реальными людьми, я бы гораздо чаще побеждал в PUBG.

Культисты Ареса убили «лучших мечников» и побежали за мной к мужику с топором, мужик с топором убил их и побежал за мной; я отвёл его к лучникам и женщине с медведем, и их он тоже убил, особенно не напрягаясь. Мужик с топором оказался не так-то прост.

Я был уверен, что битва на этом закончится, и мне придётся сражаться с последним выжившим на особой арене — так мне объясняли организаторы. Но, как оказалось, и тут всё предрешено: сражаться в финале игроку в любом случае предстоит с одним и тем же сюжетным персонажем, которого даже не было карте. Оказывается, мужик с топором старался впустую. Такая вот королевская битва.

В финале всей этой странной истории выясняется, что у «Битвы сотни рук» всё-таки есть некий смысл — местные прото-тамплиеры проводят её, чтобы найти Избранного — то есть, меня. Сотни воинов регулярно погибают в странном турнире, и всё это — из-за сомнительного предположения, что избранный однажды попадёт на Милос, заплатит 4500 монет и по своей воле согласится участвовать в этом безумном мероприятии.

Раскрыв мне свой зловещий и, будем откровенны, немного абсурдный план, организатор турнира с дьявольской улыбкой объявил, что моя игра проиграна и... приказал двум своим воинам убить меня. Приказал двум воинам убить Избранного, который только что одолел девяносто девять якобы лучших воинов Греции за этот год. Чёртов гений.

Я покидал Милос в мрачном настроении. Возвращаться туда во второй раз мне не хотелось. Играть в «королевские битвы» в одиночных играх — тоже.