Последние комментарии

  • javlep
    Ещё в армии стреляли из АКМ в сосны с 10 метров. Диаметр ствола порядка 30 см. Стреляли обычной пулей. Пробило наскво...Можно ли прострелить ствол дерева из винтовки: логика PUBG против реальности
  • Николай Бобин
    Спасибо. Надеюсь дождусь.Knights of Honor - старая, но до сих пор не бесполезная стратегия
  • Лиза Бу
    Обещают в 2020 - https://store.steampowered.com/app/736820/Knights_of_Honor_II__Sovereign/Knights of Honor - старая, но до сих пор не бесполезная стратегия

Чего хотят феминистки от игр?

https://games.mail.ru/pre_1000x515_crop/pic/pc/article/2017/7/9f25a60.jpeg

Бронелифчики, половой диморфизм, символическое присвоение Лары Крофт и стихийный анонс ArmA 4 – вечер феминизма в видеоиграх в Москве прошел бурно

В прошлую субботу в московской библиотеке имени Е.А. Фурцевой собралась не совсем обычная аудитория. Скромный указатель «Видеоигры и феминизм», распечатанный на листке А4, привел в небольшой читальный зал несколько десятков слушательниц и слушателей — мужчин, кстати, оказалось не менее трети.

Феминизм и вообще переосмысление отношений полов — бурно обсуждаемая тема, проникшая почти во все уровни общественных дискуссий, от американских выборов до мусорных шоу на российских телеканалах и совсем страшных вещей, вроде тех, которыми год назад делились участницы и участники стихийного флешмоба #янебоюсь. Свой набор историй есть и у играющей общественности — например, скандал Gamergate и порожденный им феномен блогера Аниты Саркисян. Последняя, кстати, возмущалась тем, что в «Ведьмаке 3» крестьяне из фэнтезийного средневековья позволяли себе оскорбительные вопли в сторону Цири.

Но как еще должна реагировать средневековая деревенщина на женщину в штанах и с непокрытой головой?

Подобные примеры находятся очень легко: поскольку феминизм — движение массовое, доля глупых и неадекватных людей в нем пропорциональна общему количеству таковых на Земле. Поэтому регулярно происходят случаи, когда феминистку Эмму Уотсон бичуют за то, что та поучаствовала в фотосессии с полуобнаженной грудью. А у ученого, который только что (впервые в мире!) посадил космический аппарат на комету, возникают нешуточные проблемы из-за изображенных на рубашке полуголых девиц — многим это показалось символом женоненавистничества, поднявшаяся травля буквально довела доктора Тейлора до слез.

И все-таки за курьезами, дурными анекдотами и скандалами стоят действительно острые проблемы, которых, казалось бы, не должно существовать в современном обществе — начиная с домашнего насилия и заканчивая штампами вида «настоящая женщина должна/мужчина должен» и «ты же девочка/мальчик, веди себя [так, как мне кажется правильным, и не важно, что там тебе кажется]». Сколько бы мы ни иронизировали над описанными выше сомнительными выходками, нельзя не признать: у женщин есть много объективных причин для возмущения. Поэтому главным вопросом, который интересовал меня на подступах к библиотеке им. Фурцевой — каких именно перемен хотят женщины от видеоигр, и как они планируют проводить их в жизнь?

Первое же выступление вышло о наболевшем: Софья Барышева, аспирантка РГГУ с прической и цветом волос Зари из Overwatch, читала доклад об образах женщин в ААА-играх, взяв за пример последние 20 лет истории Blizzard, Bethesda и BioWare. По мнению докладчицы, дела с женскими персонажами в этих играх с годами идут на поправку, но в целом разработчики все равно не до конца понимают, чего хотят женщины и как показывать их в играх. Например, почему-то среди рекламных роликов Mass Effect 3 видео с женщиной-Шепардом было меньше, чем с мужчиной-Шепардом. Много вопросов у докладчицы вызывают бронелифчики и в целом тот факт, что женская броня выглядит более откровенно, чем мужская.

Наблюдение олдфага: чем старше становишься, тем больше соглашаешься с этим тезисом. Предаваться онанизму на эльфийку на постере уместно, если тебе лет 13, а предки заблочили всю порнуху. Дальше — уже как-то стыдновато

В The Elder Scrolls Online на арте двое мужчин и только одна женщина. В победных ракурсах Overwatch — «попы, попы, попы женских персонажей». В World of Warcraft — половой диморфизм, «все мужские персонажи больше, выше, мускулистее и более звероподобны, если раса это предполагает». Женские персонажи «миловидны и менее звероподобны, и остаются миленькими, даже если они орчихи». По мнению докладчицы, мужские персонажи «чаще гипермаскулинные, представлены так, как мужчины хотят себя видеть, а женщины представлены так, какими их хотят видеть мужчины». И это проблема.

Но у гостей обнаружился свой набор контрпримеров — в зале время от времени начинался шторм. «В Overwatch не только женские попы! И в том, что броня Генджи похожа на бронестринги, тоже нет особого смысла!» «Сузи выступает в роли сильной женщины, которая спасает Шепарда постоянно!», «Кровавые эльфы худенькие!», «Иллидан носит оборванные шаровары и все!» (последние три реплики — мужским голосом)

Кроме того, посмотрите на Вивека из Morrowind! Он хоть и бог, но агендерный мужчина в набедренной повязке

Звучали из зала и комментарии противниц бронелифчиков. Их парировал молодой человек, представившийся разработчиком игры (позже неожиданно выяснилось, что речь идет об Arma 4): «вы видели броню… боевые образцы, сделанные для женщин? Там фигурируют реально бронелифчики, то есть, они сделаны под форму груди, чтобы бронеплита передняя не давила на нее». Однако попытка перевести дискуссию в плоскость реальности была пресечена.

Почти на каждый пример Софьи Барышевой у кого-то из зала находился контрпример. Позднее организаторы назовут комментаторов с мест «явными троллями» и «провокаторами, склонными к доминированию». Мне же все происходящее напомнило сеанс групповой психотерапии, в котором люди, наконец, получили возможность лицом к лицу обсудить то, о чем раньше только ругались в комментариях. Ну а во время сессии вопросов и ответов всем удалось взять себя в руки: докладчице задали вопрос, какие женские персонажи, по ее мнению, отвечают требованиям женской аудитории. «Самый правильный ответ — разные».

Но у нашей редакции есть и хорошие новости

Чуть позже слово вновь взял молодой человек из команды Arma 4 (кстати, официально эта игра не анонсирована, так что мероприятие феминисток отметилось и громкой утечкой информации). «К предыдущей части нашей игры возник огромный вопрос фем-сообщества: почему нет в игре вообще ни одной женщины? […] насколько уместны, по-вашему, такие претензии в наш адрес?» «Я не играла в вашу игру» (смех в зале) Но разработчик еще долго объяснял, что они делают реалистичную игру, в которой нет армии Израиля (военнообязанными в этой стране являются и мужчины, и женщины — прим. ред.), но есть армия США, где женщины в вооруженных конфликтах почти не участвуют, только в службе эвакуации раненых, а реже в авиации (на самом деле закон, запрещающий принимать женщин в подразделения, которые могут быть задействованы в боевых действиях, был отменен в 2013 году — прим. ред.). Наконец, не выдержал кто-то из феминистов — из зала раздался настойчивый мужской голос:

«То, что сейчас происходит в реальности — это репрессия. Репрессия женщин! Зачем вам утверждать репрессии через ваши игры? Неважно, есть ли в настоящем мире в армии женщины или нет, это абсолютно не имеет значения. Это имеет значение только для тех, кто желает поддержать угнетение женщин и воспроизвести угнетение, которое сейчас происходит. Если вы хотите бороться с угнетением, а не сделать классную игру, чтобы она классно продавалась, и получать за это денежку, пожалуйста, сделайте женских персонажей или трансгендерных персонажей» — «[arma] это симулятор!» — «Симулятор угнетения женщин?» (Смех в зале).

К сожалению, предполагаемый разработчик общевойскового симулятора не представился

Мысль про трансгендеров вслух никто поддерживать не стал, но все сошлись на том, что раз в американской армии есть женщины-пилоты, то модель наверное все-таки нужна. Планируют ли разработчики добавить в игру что-то подобное — не сообщалось.

Следующий доклад на тему «Феминистская критика видеоигр, и зачем она нужна геймер_кам» читал сотрудник Центра исследований видеоигр Максим Подвальный. В качестве примера того, чем занимается феминистская критика, докладчик выбрал вышедшую в 2002 году работу Хеллен Кеннеди «Лара Крофт: феминистская икона или кибершмара?». Коротко суть этой работы в том, что в играх тесно переплетены нарративная, визуальная, аудиальная и интерактивная (автор доклада называет ее «процедурная») составляющие, и изменение в одной из них неизбежно изменит восприятие опыта.

Все это означает, что хотя игра проходит тест Бекдел на гендерную непредвзятость, а Лара Крофт вполне себе сильная и независимая женщина, с другой стороны, она невероятно сексуализирована — потому что длинные волосы, шорты и прочие патриархальные представления о феминности. То есть, визуальная и нарративная составляющая уже входят в конфликт. А с точки зрения интерактива все и того сложнее, потому что игра главным образом рассматривает в качестве целевой аудитории мужчин. В качестве подтверждения этого тезиса докладчик вспомнил рекламную кампанию Tomb Raider 2 с подзаголовком Where the Boys Are («куда подевались парни?»), но тут же признался, что сам этих роликов не видел, потому что они снимались в девяностых, и на YouTube ему их найти не удалось.

Мы нашли их в один запрос. Не за что, господин Подвальный!

В итоге получается, что мужчины, получив контроль над персонажем Лары Крофт, за счет магии интерактивности как бы овладевают ею. Однако мнения о том, является ли образ Лары Крофт сексуально объективизированным, в итоге разделились, причем не по гендерному признаку. Некоторые девушки предположили, что Лара Крофт выглядит именно так, как должен выглядеть человек ее образа жизни, и это вполне реалистично. Один из слушателей возразил на это, что девушка не может не мерзнуть в той одежде, которую носит Лара в последних сериях.

В финале докладчик все-таки признал, что текстуальный анализ, который успешно применяется к книгам и фильмам, не вполне подходит для игр так как не дает ответ на вопрос, почему разработчики приняли то или другое решение. А в контексте может оказаться, что их выбор продиктован, например, банальными маркетинговыми соображениями — проще говоря, игры с красивыми женщинами лучше продаются, и поэтому, следует заключить, художники рисуют приятную глазу Лару.

После заключительных аплодисментов слово, буквально с порога, опять перехватил забывший представиться разработчик Arma 4: уходя, он предложил относиться к игровым персонажам как к набору скриптов и полигонов, воспринимать игры как развлечения и сказал, что лично он играет в игры, чтобы расслабиться после работы и не ищет в них никакого подтекста. Подвальный возразил на это в том смысле, что подтекст находит вас, хотите вы того или нет.

Последний доклад зачитали по скайпу, он был посвящен противодействию сексуальным домогательствам в онлайн-играх. Краткие выводы: надо не давать к себе приставать и отправлять грубиянов в бан

Доклады растянулись почти на пять часов — под конец последнего в зале осталось от силы полтора десятка самых стойких. Финалом же стала презентация, призванная отметить успехи женщин в игровой индустрии, которая вызывала неуместные ассоциации с поминальной тризной. В атмосфере почти полной тишины на экране появлялись слайды — имя, название игры, название студии, год выхода. Помимо создательницы Роберты Уильямс (King’s Quest), Ким Свифт (Portal), Робин Ханике (Journey) и нескольких других, в списке было несколько десятков совсем уж нишевых имен и названий — многое ли вы знаете о таких играх, как Glitch, Calories, The Choice of Romance или Gravity Ghost? Сотрудниц компаний по части пиар и маркетинга в списке решили не учитывать (минус Джейд Реймонд). Отсутствовала и Зоуи Куинн — чуть ли не единственная реальная жертва «геймергейта», в послужном списке которой (не в пример Аните Саркисян) есть какая-никакая игра. Короче, это выглядело странно: выходит, по мнению самих феминисток, представительниц их интересов среди разработчиков не так уж много.

Мы хотели привести ссылку на список, но не можем: он содержит ссылки на пиратские ресурсы. Уважаемые феминистки, как насчет занести сильным независимым разработчицам денег?

И это заставляет задаться вопросом: собственно, как же так получилось, почему сильные независимые женщины не исправят ситуацию? В отличие от восьмидесятых, девяностых и даже нулевых, сегодняшние игры — максимально открытое сообщество с минимальным порогом вхождения. Человек вполне может прийти из совсем другой профессии, разработать свою игру при помощи бесплатных редакторов, доделывать ее, ночуя в машине, а потом — раз, и стать главным призером фестиваля независимых игр (реальная история, произошедшая с автором Cart Life). Где же независимые коллективы женщин, которые сделают игры, идеально заточенные под женскую аудиторию и ее потребности? Где новые ААА-хиты, выросшие из скромных студенческих работ, вдохновленными идеями феминизма и равноправия?

Очень хочется верить, что рано или поздно они появятся — хороших игр много не бывает. Но пока что выходит, что феминистки собираются отстаивать свои интересы при помощи агрессивных жалоб в интернете и требований немедленно сделать игры такими, чтобы им понравилось. Но феминистическая критика — всего лишь один из углов, под которым можно рассматривать феномен интерактивных медиа. В книге The Art of Game Design: A Book of Lenses, которая является очень подробным разбором профессии геймдизайнера, Джесси Шелл выдвигает тезис, согласно которому мужчины и женщины ценят в играх принципиально разные виды опыта: мальчики хотят разрушать, соревноваться и решать пространственные головоломки, а девочки больше обращают внимание на эмоциональный аспект. Кажется очевидным, что всегда найдутся девочки, которые хотят играть в те же игры, что и мальчики — и наоборот.

Все это многократно усложняет задачу геймдизайнеров, не говоря уже о том, что всем не угодишь и всегда кто-нибудь найдет, чем возмутиться. Последняя история как раз случилась с BioWare, которые пытались усидеть вообще на всех стульях, но вместо благодарности получили обвинения в том, что геев в Andromeda все равно мало. Поэтому для начала надо хотя бы попробовать отделить действительно важные проблемы от условных крестьян из «Ведьмака», оскорбляющих Цири за ее откровенный наряд. Дискуссии вроде описанной выше могут помочь нам понять друг друга, но одними разговорами задачу вряд ли решишь: в конце концов, если феминистки хотят увидеть в играх персонажей, более дружелюбных к ним, то, наверное, в командах разработчиков должно появиться больше женщин, которые смогут создать таких персонажей.

Источник

Популярное

))}
Loading...
наверх